Журналисты врут и не краснеют

Детектор брехні 9

Cоздатели шоу «Детектор лжи» уверяют, что
у них все-все по-настоящему: герои и их истории не придуманные, а
ответы проверены квалифицированным специалистом… И чтобы доказать это,
предложили мне и журналистам
разных
изданий почувствовать себя в шкуре участников — попытаться обмануть
детектор лжи.

1

Полиграф в разобранном виде
не представляет угрозы

Как оказалось, пресс-служба канала СТБ хотела
услышать ответы на простые вопросы типа «любите ли вы канал СТБ?», но
полиграфолог Наталья Васильевна — дама строгая и, по всей видимости,
безмерно любящая свой аппарат, от простых вопросов
отказалась. Она была уверена: журналисты — злодеи и их
нужно вывести на чистую воду. Предварительно оговорив вопросы с
пресс-службой, Наталья предложила узнать, приходилось ли нам заниматься
плагиатом, джинсой м прочими медийными преступлениями.

Прежде чем сесть на табуретку правды, я поговорила
с Натальей Васильевной о сути ее метода.

2

Наталья Васильевна о работе
полиграфа говорит воодушевленно

Для чего используется
полиграф?

Этот аппарат используется для раскрытия
преступлений. С помощью этого прибора мы тестируем каждого участника и
понимаем, что он скрывает.

Детектор можно обмануть?

Нет.

А если человек верит в то, что
говорит?

Пусть себе верит, аппарат регистрирует давление,
потоотделение, дыхание — то, что нельзя обмануть с помощью силы воли.
Ложь — это противоестественное для человека состояние, которое вводит
его в стресс. Сознательно влиять на эти процессы человек не может.

Бывает такое, что человек не знает ответа
на вопрос?

Чтобы такого не было, все вопросы перед
подключением к аппарату обсуждаются и проговариваются. Человек должен
четко понимать вопрос, не должно быть неоднозначности. Человек должен
односложно ответить, чтобы все сработало.

Сколько времени нужно пообщаться с
человеком, чтобы знать, что у него спросить?

Есть специальные методики, которые определяют саму
постановку вопроса. Мы же всегда расследуем противоправные деяния,
всегда есть какая-то преамбула. Это не анализ крови, вероятностей
никаких нет. Мы работаем с преступниками, важно понимать это. В случае
с вами — это больше развлечение, а не работа на результат.

3

«Мы работаем с преступниками»

Этот проект нужен зрителям?

Я не отвечаю на этот вопрос.

У нас только в правоохранительных органах
используют полиграф?

Да. В России и на Западе работодатели его
используют, принимая человека на работу.

Всегда нужно говорить правду?

На полиграфе — да.

Как будет проходить наше
общение?

Задаются вопросы, вы на них отвечаете. Если вы не
понимаете вопрос, мы меняем его до тех пор, пока вы не поймете. Ваше
тестирование займет около полутора часов, потому как паузы межу
вопросами довольно продолжительные, нет никакой спешки и нервной
тряски. Все спокойно, довольно монотонно. Люди, которым нечего
скрывать, даже начинают дремать.

Вы сразу определите, вру ли
я?

Графика ответов видна сразу. Результат — это
совокупность реакций, поэтому он показывает абсолютно все. На его
обработку нужно определенное время.

Если я просто перенервничаю, тревога может
быть ложной?

Безусловно, может быть ложная тревога. Человек
должен покушать перед процедурой. В правоохранительных органах люди
сдают анализы. Мы сейчас искажаем объективность, потому и результаты не
обязательно будут достоверными. Прибору не интересна правда, он
фиксирует только ложь.

4

Журналисту КП Ольге Лицкевич
весело — она еще не оставалась с полиграфологом наедине

А кто составлял вопросы?

Я.

Сколько стоит эта процедура?

Около 800 гривен.

В наш разговор вклинился один из сценаристов
проекта. Антон Буйницкий пояснил, что участников шоу допрашивают на
порядок жестче, чем журналистов.

5

«Полиграф проходили в несколько этапов. На
первом этапе участнику задавали 25 вопросов, потом, после
предварительного общения со сценаристами, участник проходил второй этап
с 25 вопросами. Многим участникам понадобилось дополнительное
тестирование. Изначально мы их предупреждали, что будет 80-90 вопросов,
из них 21 выбирался, чтобы озвучивать их на полиграфе. Таким образом,
со всеми вопросами участники были ознакомлены заранее. Предварительное
тестирование проводилось после небольшое интервью с участником и
обработки заполненных им анкет. Ему задавали универсальные общие
вопросы, ну а потом журналисты уже работали с каждым участником
индивидуально. Мы отсняли 18 эпизодов. Перед самой съемкой, когда
участник садился в студийное кресло, ему все вопросы напоминали еще
раз. Участники знали только то, что отвечали, а вот правда это или
ложь, они узнавали уже во время игры».

Пообщались и приступили к работе. В комнату с
полиграфом заходит один человек, никто посторонний войти не может,
чтобы не отвлекать и не нервировать тестируемого. Перед подключением к
полиграфу человек пишет расписку: на эксперимент согласился
добровольно. Во время процедуры нельзя шевелиться, смотреть желательно
в одну точку.

6

7

Расписка

8

Фиксация прибора

9

Он реагирует на изменение
давления

10

И сердцебиения

11

Последний штрих — закрепить на
кончиках пальцев и включить видеокамеру

Три раза мне задали по 18 вопросов. Первый раз —
без подключения, чтобы можно было понять, насколько ясны мне вопросы.
Следующие два — с подключением. Пауза между вопросами длилась около
1,5-2 минут. Простые вопросы задавались вперемешку с
провокационными.

Не знаю, что спрашивали у моих коллег, но среди
вопросов, на которые пришлось ответить мне, были весьма разноплановые:
«Мы находимся в Киеве?», «Вы употребляете наркотики?», «Завидуете ли вы
своему руководителю?»

Журналисты были в легком шоке. Одна из коллег,
выйдя после процедуры, призналась: «Это было необычно. Я теперь
задумалась, как на самом деле отношусь к тем или иным вопросам. Мозгом
ведь я могу думать одно, а тело будет уверенно, что я ошибаюсь. Мне уже
интересно, какие ответы будут правдивыми».

Еще одна коллега призналась, что полиграф был
уверен в том, что девушка врет, отвечая утвердительно на вопрос о ее
имени.

Естественно, на некоторые вопросы я ответила не
совсем правдиво — теперь вот жду результатов. Наталья Васильева
пообещала выслать ответы каждой участнице эксперимента.